На болотном континенте

Анатолий Азаров, г. Санкт-Петербург


ФОТО АВТОРА

Выезжая в угодья, кроме питания, приходится думать и о проживании. Лучше всего в деревянном собственном доме. Но не у всех имеется такая возможность. Да и здесь не все просто.

В наше время мои приятели, возвратясь в очередной раз из деревни, часто рассказывают, что их дом опять ограбили. И у меня был подобный случай. Правда, в темноте бомжи не разобрались и вытащили из сарая тяжеленные капканы на бобров. Еще с 80-х годов егерь попросил подержать их у меня. Представляю их недовольные физиономии, когда они увидели вместо вожделенного алюминия груды ржавого железа и спутанных тросов. Или возможность для проживания есть, а желаемой дичи поблизости нет. Или есть и то и другое, но невозможно по каким-либо причинам оформить путевку на охоту. Тогда приходится ночевать на охотбазе. Не знаю как кому, а мне это не всегда нравится. Нравится, когда на базе мы оказываемся в своей компании, у своего егеря. Но это уже на позднеосенних охотах, когда стынуть под ледяным ветром желающих мало. Когда на базе не протолкнуться: шум, гам, выпивки нас – туда не заманишь. Поэтому нам приходится чаще строить свое жилье.

В Западной Сибири у нас с племянником построено несколько избушек. От избушки до избушки – день ходу. Посторонних там нет. Глухомань. В избушках стандартный набор: железная печка, топор, пила, лопата, ведро, котелки, чайники, миски, баки, ложки, кружки, банки, керосиновая лампа, слесарный инструмент, проволока, гвозди, спички, соль, сахар, чай. Все остальное приносим с собой. Но здесь, в европейской части, избушку долго не сохранишь. Приходится строить что-нибудь попроще – шалаш, бунгало, чум.

В глухих лесных угодьях делаем каркас из жердей, наподобие парника для огурцов. На крыше жердочки настилаем почаще. Крышу желательно укрыть рубероидом. Тогда она не прорвется и от снега. Крыша и стены из брезента или ткани, которыми обтягивают автомобильные фуры. Такое жилье будет надежным и долговечным. Если такого материала нет, приходится обтягивать каркас пленкой, как теплицу. Плохо, что после зимы пленка от мороза и ветра ломается и приходит в негодность. На следующий сезон надо завозить новую пленку.

Надежным будет бунгало, укрытое искусственным войлоком и обтянутое пленкой от дождя. Внутри такого жилья ставим железные печки. Трубы у них двухколенные. В разделку из железного листа трубу выводим в боковую стенку.

В одном укромном местечке есть у нас и свой чум. Он тоже обтянут брезентом. Вверху отверствие для дыма. Огонь разводим внутри прямо на земле. Сбоку лежанки. Встречал в охотничьей газете воспоминания одного охотника о том, что чум у них был поставлен, вероятно, неправильно, так как внутри все время был дым. Надо из железного листа сделать заслонку от ветра, крепящуюся к длинной жерди. Разводя костер внутри чума, определить, откуда дует ветер, и этой заслонкой перекрыть путь ветра внутрь чума. Тогда ветер, огибая заслонку, будет создавать тягу уже из чума, через его верхнее отверстие. Дым из чума все время будет вытягивать. На другой день, если ветер сменил направление, заслонку придется переставить. У стационарных чумов для этого имеется 4 окна вверху. Их выборочным закрыванием и регулируют тягу.

Что касается различных случайных вагончиков, сараюшек, избушек, подсобок, то у нас к ним некоторое предубеждение. Во-первых, они есть не всегда там, где хотелось бы. Во-вторых, не всегда там уютно и удобно по разным причинам. То хозяин ставит не совсем приемлемые условия, то попадется пьяница и мешает всю ночь, то компания из пьющих, курящих, храпунов, а иногда и скандальных. А то бывают случаи, что и обворуют. Получается, что уходя, надо забирать вещи с собой. Это не всегда удобно. Если на кухне или в помещении брошены отходы, грязная посуда, стоит неприятный запах, то многие еще и брезгуют, не говоря уже об опасности подхватиь какую-либо инфекцию. Знаю два неприятных случая, когда охотник после ночевки в вагончике несколько лет пытался излечить грибок на ногах, а второй много понервничал, сдавая анализы на предполагаемую инфекционную болезнь.

Можно, конечно, коротать ночи и в палатке. Их теперь большое разнообразие. У нас имеется импортная, купольная 3-местная, с тентом и тамбуром. Важно, чтобы в ней было не тесно, чтобы она не промокала, чтобы было, где разместить вещи. Хорошие палатки дороговаты, и их надо стеречь, а после охоты уносить домой. Нам это не нравится. Очень уж тяжелые заходы и выходы с болота.

В болоте мы строим постоянные бунгало, они обтянуты пленками и укрыты тентами. Именно в таких бунгало-палатках размещается всегда наша компания. К постройке своего жилища мы относимся серьезно. Условия-то действительно экстремальные. Заходим в болото, как правило, в теплый солнечный день, но знаем, что придется наверняка захватить и дожди, и ветры, и туман, и кутерьму с мокрым снегом и проливным холодным дождем, и морозы. Ведь живем там по 15–20 дней, а иногда и более. В моем альбоме много фотографий, где мы изображены с добытыми гусями на фоне белого безмолвия, т.е. на занесенном снегом болоте. Мой постоянный спутник Виктор, никому не доверяя, особенно тщательно выстилает лежак. Причем надо прикидывать и возможное подтопление от длительных дождей. Мне однажды пришлось заночевать при переходе на чьем-то стеллаже. С вечера начался дождь, и ночью я, к большому своему неудовольствию, почувствовал во сне, что мне жжет бок. Проснувшись, понял, что это ледяная вода подтопила лежак, спальник и пробралась под свитер. Как же было противно в темноте, под дождем рубить сосняк и перестилать лежак. Нижние жерди должны быть достаточно толстыми, чтобы не прогибаться и не оседать в трясине. А хорошо устланный лежак из толстых нижних жердей исправно служит лет пять. А потом его надо перестилать, т.к. и он постепенно уходит в мох. Желательно также, чтобы пленка не провисала над головой и не цепляла за головной убор.

Старые пленки не выбрасываем, а дополнительно ими укрываем бунгало. Воздушные прослойки лучше сохраняют тепло, не дают холодному туману выхолаживать палатку. Вместо шпагата для конька я всегда закрепляю жердинку. Тогда крыша не провисает от скопленной влаги. Острые концы стоек и перекладин обматываем старой пленкой, чтобы не прорывалась новая. Сучки заранее тщательно состругиваем. Делаем все это с любовью, старательно, ведь хорошее убежище служит долго и надежно. Крыша поверх жердей выстилается лапником, старыми пленками, пенополиуретановыми ковриками.

Важно правильно разместить все свои вещи внутри палатки-бунгало. Это вырабатывается с годами. Все подчинено нескольким условиям: удобству общего быта, маскировке от гусей, быстрому вскакиванию при налете гусиной стаи, удобству вечернего и утреннего чаепития, в том числе в темноте, быстрому нахождению на ощупь необходимой вещи, возможности приготовления пищи в ливень, удобству размещения определенного количества постелей-спальников, возможности ведения дневника при свечке, проведению мелких работ и починке обмундирования и обуви, просушке одежды. Много раз приходилось наблюдать, как перед выходом из палатки в некоторых компаниях начинался кавардак со сборами, доходящий до ругани. То кто-то не может найти свой патронташ, носок, перчатку, то кто-то сел и раздавил чужой фотоаппарат, то пролился термос с чаем и тому подобное. Теряется время, портится настроение. Конечно, многое зависит от конкретных условий. Не очень-то захочешь размещаться и тщательно обустраиваться, если вокруг бродят посторонние. Все, о чем говорилось ранее, теряет всякий смысл. Действительно, ради чего все налаживать, если нет уверенности, что все это будет цело, когда вернешься на ночь с охоты. Если когда-то у вас разграбили палатку, «шакалы» забрали или попортили вещи, а то и сожгли бивак – не будет никакого настроения возиться с лежаками и пленками. Вот почему мы уезжаем очень далеко, а там уходим за много километров, куда не доходят клюквенники. Тяжело, конечно, плестись в такую даль, по несколько часов обходя мочажины и трясины, но зато мы там хозяева, все обустраиваем качественно, на годы. Дров на полноценный костер у нас в болоте нету. Для готовки используем махонькую железную печку с трубой, кое-кто – мангал из ведра или бака без дна. Во-первых, значительно меньше уходит сушняка, во-вторых, защита от ветра, меньше потеря тепла, в-третьих, на печке можно готовить или сушить одежду и внутри палатки-бунгало при дожде. Запас дров постоянно пополняем, храним под пленкой от дождей. Пользуемся также и бензиновыми «Шмелями», и газовыми плитками. Как НЗ храним разную мелочь круглогодично: топор, ножовка, пассатижи, напильник, брусочек, надфиль, скотч, иголки и нитки, зеркальце, мыло и бритвенный прибор, шпагат, тросики, проволока, гвоздики, посуда, запасная одежда и обувь, медаптечка, запчасти для «Шмеля», свечка, спички, чай, сахар, соль, шомпол и смазка для ружья, растопка, целлофановые пакеты, пленка полиэтиленовая, зажигалка, ножи, бензин. Имеются у нас и подсобные «цеха»: прочный пенек для колки дров, «пилорама» – разлапистая сосенка с корявыми прочными сучками, куда зажимаются жердочки при распиловке. Неподалеку и криничка – озерцо с необычной для болота глубиной. Две связанных между собой трехметровых слеги не достают дна.


С годами выработался стиль жизни и охоты в болоте. В 7.00 – подъем, одевание и чаепитие. С 8.00 до 12.00 (13.00) – засидка на трассе пролета гусей. Если идет вал, то на время уже не смотрим. Обед, готовка пищи на следующий день – с 13.00 до 15.00. С 15.00 до 17.00 – отдых. С 18.00 (19.00) до 21.00 – охота. Окончание зависит от лета гусей и времени восхода луны. С 21.30 – чаепитие из термоса. 22.00–7.00 – сон. Это примерный распорядок дня.

Коррективы вносятся интенсивностью лета гусей, изменениями погоды (особенно многое меняется при затяжных дождях), приходом и уходом напарника, важными хозяйственными работами. Мы всегда шутим, что здесь, на отдаленном болоте, надо уметь вести хозяйство. Шутки шутками, а бесперебойная охота и настроение поддерживаются хорошим жизнеобеспечением. Представьте свое состояние, когда внезапно начался интенсивный лет гусей, а у вас, к примеру, после вчерашнего дождя не просушена одежда, спальник и не приготовлена пища. Поневоле начнешь лихорадочно метаться, а толку будет мало. И гусей не добудешь, и голодным останешься на ночь, да еще и простыть можно. Тут уж будет не до охоты. Да наверняка еще и переругаешься с компаньоном. Опытный охотник, придя сырым с засидки, сумеет под навесом разжечь печку, переодеться в сухое, развесить одежду для просушки, поесть, приготовить пищу на завтра, обработать дичь, следя при этом, чтобы не расплавились сапоги у печки, не обгорела одежда, а потоки с крыши бунгало не замочили дрова... Не забыть при этом оставить сообщение товарищу, залить на завтра термос, пополнить патронташ, бросить в рюкзак фонарик, сухари, кусок сала, бинокль, плащ. Сложность этих действий состоит в том, что они должны выполняться одновременно, в комплексе.

А здесь нужен глаз да глаз. Как говорил Г. Федосеев, исследователь Саян, работы на биваке всегда хватит всем. Все на биваке должно быть оборудовано так, чтобы можно было прожить несколько дней, имея запас всего необходимого на случай болезни. Мне приходилось дважды за последние 10 лет болеть в одиночку, а приятелю один раз, но более тяжело. Я привел примеры не каких-то исключительных случаев, а практически стандартных. К счастью, дождь бывает не ежедневно. Но это уж от особенностей конкретной осени зависит. Осень 2003 года до сих пор вспоминается с дрожью в спине. Это было настоящее испытание даже для нас, старожилов. Болото разбухло, количество проходов среди мочажин сильно сократилось. Опасность передвижения возросла. Когда я показываю фото «Дорога к дому», представляющее черную ленту воды в болоте, один из моих знакомых говорит, что ему тут же хочется забраться в горячую ванну... Высота воды этого прохода местами превышала высоту развернутых болотников. Шагать приходилось на ощупь, мелкими старческими шажками, чтобы не запнуться и не упасть. Под черной водой ничего не было видно. Естественно, что наступали сумерки, пока до сюда добирались. А на себе мокрая экипировка и дичь. Проливные дожди с циклонами тогда замучили. И это тех, кто умеет как-то противостоять дождям. А кто сразу намокает – охотиться не в силах... Приходится ему уходить домой.

При передвижении, устройстве скрадка, маскировке, охоте, сборе дичи, доборе подранков рано или поздно неопытный охотник вымокнет. Никакой плащ, тем более костюмы с пропиткой не помогут. Тут приходит на помощь опыт. В скрадке, к примеру, от дождя спасаешься не под плащем, а под навесом тента. За дичью бегаешь в другом плаще, лежащем здесь на подхвате, стараешься не стряхивать на себя кухту, в сыром плаще не лезешь вплотную к сухим вещам, не прислоняешься к постелям, голенища сапог во время дождя или при росе развернуты... Намокшую экипировку периодически меняешь на сухую, а сырую при первом удобном случае просушиваешь. Много еще разных тонкостей, как не вымокнуть при затяжных многодневных ливнях, охотясь при этом.

Промозглая погодка. Не всякий ее выдержит... Важно, чтобы была обеспечена возможность ремонта «Шмеля», обуви, одежды, экипировки и даже ружья. Для этого у нас хранится минимум необходимого инструмента. Он уже выручал много раз. Не представляете ценность пассатижей в глухомани. Ведь не зубами же что-то откручивать. В бунгало все должно быть разложено так, чтобы быстро найти и достать необходимую вещь, не раздавить чего-либо в темноте, не пролить, не порвать, не смять, не сломать. Что толку потом дуться на приятеля, если сам подложил ему под зад дорогой фотоаппарат.

Приятно, если даже в ливень внутри убежища удобно разместиться для приема пищи. Но все удобства не должны мешать быстрому выскакиванию из палатки при внезапном налете гусиной стаи. Ведь бунгало тоже стоит на трассе и возле него расставлены профили. 2–3 гуся из 10 обычно добываются, не отходя от кухни. Надо также учесть, чтобы преобладающие ветры не задували внутрь бунгало. Ночью всегда сбоку под рукой лежит ружье. Привычка. Медведь по открытому болоту на 12 километров по прямой заходить не станет. Они бродят по кромке. Много раз наблюдали в бинокль.

Но на всякий случай два патрона в магазине самозарядки держу. Боевая пружина не напряжена, а пружина магазина – чуть-чуть. Для заряжания достаточно передернуть рукоятку затвора даже в темноте. Все перечисленное имущество за один заход не занести. Постепенно с годами накапливаются необходимые вещи и расходные материалы. Повезет, если здесь не будет мышей. Иначе в зимний период они сильно попортят многие продукты и вещи. Мы любим свой островок соснячка, где устроено наше жилище. Здесь мы бережем сосенки и кустарнички. Не мусорим. Помним зрительно «наш тыл душевного равновесия».

Приходилось ночевать и под навесами, и под открытым небом. Трудноваты такие ночевки. Прокрутишься всю ночь. Да и рано или поздно заработаешь хронические простудные болезни. Хондроз уж точно будет обеспечен. Но когда деваться некуда, а впереди долгая осенняя ночка, надо заранее выбрать место для ночлега. Не такое, где надо два часа таскать дрова, ломая сучья. Надо под вечер остановиться там, где уже лежат на земле подходящие сухие бревна для ночного длительного костра. Именно толстые бревна. А не сушняк, который сгорит в первый же час. А ночью в темноте какая уж заготовка дров!

Помню, на весенней гусиной охоте довелось ночевать с молодыми охотниками. Я запозднился и пришел под вечер, когда они после ужина с небольшим возлиянием улеглись спать. Для костра они наломали небольшую кучу хвороста. Легли на голую землю, не сделав себе лежаки, естественно, через час их начало колотить, хворост быстро прогорел и они всю ночь бродили вокруг бивуака, добывая сучья и пеньки для костра.

А вот и другая ночевка. Дома, в Сибири. Не смогли засветло дойти до избушки. Остановились у четырех хороших валежен в диаметре сантиметров по 30–40. Скатили разломившиеся обломки друг к другу, положили с помощью ваг три бревна концами на лежак, подоткнули щепы и смолья. Такие бревна не горят, а тлеют всю ночь, давая равномерное тепло. Чаёк тоже вполне успешно вскипятили. Рядом, скатив другие обрубки и накрыв их лапником, соорудили лежанки. Спи на здоровье. Не надо ночью заботиться о костре. На случай дождя имели по куску пленки, чтобы накинуть их на наклонно воткнутые ветки.

Что касается устройства нодьи, то это делается не так часто. Может, только для экзотики иногда. Ну что тут сделаешь! Попала нодья в охотничью литературу и кочует из века в век. Мы ни в Сибири, ни здесь, под Питером, нодьи не сооружаем. Зачем такая трата времени? Нет ничего проще сибирского таежного костра. На бревно, лежащее на земле, положить концами 2–3 (подъемных) бревна.

А вторые, задние концы этих бревен разводятся, чтобы огонь их не лизал... Под утро, возможно, придется пододвинуть эти подгоревшие бревна вперед и снова улечься досыпать. Чтобы костер тлел подольше, можно сверху навалить еще несколько бревен. Такой костер мы разводим уже в хвойном лесу, выйдя из болота, в последнюю ночевку, ожидая «подкидыш» или дрезину.


Источник

голосов: 0
просмотров: 7085
31 января 2009

Комментарии (0)


Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх